Отношения Турции и ЕС
Premiumtour71.ru

Туристический портал

Отношения Турции и ЕС

Отношения Турции и ЕС

Взаимоотношения Турции и ЕС имеют долгую и сложную историю, поэтому вопрос, входит ли Турция в Евросоюз, требует расширенного ответа. Тесные связи Турции с ЕС обусловлены тем, что страна частично расположена в Европе, имеет весьма развитую экономику и неоднократно высказывала свое желание быть полноправным членом ЕС.

Политический статус Турецкой Республики

Всего 3 % территории страны географически относится к Европе. При этом расположение на перекрестке транспортных путей, издавна соединяющих Европу и Азию, делает ее статус особо значимым. В 1952 году Турция вошла в состав НАТО. В 1963 году страна подписала Договор с Европейским экономическим сообществом (предшественником ЕС), в котором декларируется ее право вхождения в Евросоюз.

В конце 70-х годов Турцию даже прямо пригласили вступить в ЕЭС, но она ответила отказом, поскольку туда вместе с ней была приглашена Греция, отношения с которой в тот период переживали острую фазу. В 1980 году в Турции произошел военный переворот, который послужил причиной резкого охлаждения отношений с Европой. Спустя 3 года переговорный процесс возобновился, и весной 1987 года страна подала заявку на вступление.

Последующие 12 лет стороны проводили согласование своих позиций, и в 1999 году Турции был присвоен официальный статус кандидата. В 2004 году была назначена дата начала переговоров по вступлению: 3 октября 2005. В процессе анализа законодательной базы страны на предмет соответствия европейским ценностям было зафиксировано множество проблем, требующих дополнительной работы. Статус Турции с тех пор практически не изменился, она является ассоциированным членом и входит в Таможенный союз с ЕС.

Позиция европейских сторонников принятия Турции

В Европе немало чиновников, которые выступают за полноценное вхождение Турции в ЕС. Они объясняют свою позицию тем, что страна с крупной экономикой, имеющая мощнейшую армию и являющаяся ключевой силой в регионе, способна существенно усилить ЕС в глобальном балансе сил. Зона геополитического влияния ЕС при вступлении в него Турции будет существенно расширена за счет географического положения страны, ее разносторонних связей на Ближнем Востоке, богатства ресурсами и огромного исторического наследия.

Также вступление Турции в ЕС рассматривается как важный фактор стабилизации региона, где непрекращающиеся военные конфликты постоянно подпитывают поток беженцев в Европу. Сторонники вступления при этом утверждают, что Турция выполнила большую часть условий, поставленных ЕС. Некоторые чиновники заявляют, что ЕС не стоит и далее отказывать стране, пребывающей в статусе кандидата уже много десятков лет и добившейся в области уважения прав человека за эти годы значительного прогресса.

Позиция противников

Против принятия Турции в ЕС выступает ряд ключевых европейских политиков, среди которых канцлер Германии Ангела Меркель, бывший президент Франции Николя Саркози и другие. Против также руководство Республики Кипр, которая видит основанием для отказа оккупацию северной части острова. Большой проблемой являются и некоторые репрессивные аспекты турецкого законодательства. Неприемлема для ЕС и весомая роль турецкой армии в политике страны. Многие в Европе считают, что несоблюдение Турцией свободы слова несовместимо с членством в ЕС. Не находит понимания и турецкая позиция по курдскому вопросу.

Немаловажным для Европы является и следующее соображение: вступление в ЕС многонаселенной Турции (75 млн человек) может изменить расстановку в европейских руководящих органах, ведь при таком населении страна должна иметь второе по величине представительство в Европейском Парламенте.

Демографические прогнозы предрекают Турции статус самой большой по населению страны Европы уже к 2020 году.

Важное значение имеет и религиозный фактор. Знаковую точку зрения выразил Председатель Евросовета Ван Ромпей, заявивший, что фундаментальные европейские ценности во многом являются ценностями христианства, и они потеряют силу с присоединением большого исламского государства.

Настоящее время и прогноз на ближайшее будущее

Вопрос о вступлении в ЕС несколько последних десятилетий является важной составляющей политической жизни Турции. Здесь, как и в Европе, есть множество сторонников и противников членства в ЕС. После прихода к власти Реджепа Эрдогана (с 2003 г. по 2014 г. был премьер-министром, а с 2014 г. — президент) переговорный процесс поначалу активизировался. Газета «European Voice» в 2004 даже назвала Эрдогана «европейцем года» за реформы, проводимые им в стране. Но в 2009 году произошло локальное обострение конфликта с Кипром, Турция закрыла свои порты для кипрских судов. Это послужило причиной заморозки переговоров с ЕС о вступлении.

Президент Турции Реджеп Эрдоган

В начале 2015 года президент Эрдоган заявил, что в Европе не дождутся того, чтобы Турция умоляла о принятии ее в этот союз. Затем ряд подобных высказываний сделали и другие официальные лица страны. А министр по делам ЕС констатировал, что формат переговоров, требуемый со стороны ЕС, больше не устраивает Турцию. При этом он добавил, что уровень демократии в Турецкой Республике выше, чем в странах Европы.в настоящее время

Северная часть острова Кипр фактически оккупирована Турцией с 1974 года, там содержится многотысячный воинский контингент (примерно 40 000 военнослужащих). Турецкая Республика Северного Кипра не признается большинством стран мира. Осуществлять возврат территории Турция не намерена. На сегодняшний день только 60 % территории острова (Республика Кипр) входит в ЕС, Разногласия по Кипру имеют принципиальный характер.

Читать еще:  Пенсия в Таиланде

В Турции проживает 18 миллионов этнических курдов, но при этом использование курдского языка находится под запретом. ЕС неоднократно настаивал на снятии ограничений и предоставлении курдам более широких прав, но требование не выполнено, и пока нет положительных прогнозов по этому вопросу. В некоторых регионах, где преимущественно проживают курды, действует режим чрезвычайного положения.

После попытки военного переворота в Турции в 2016 было арестовано более 150 журналистов, задержано 10 парламентариев из оппозиции, более 2000 работников правосудия содержатся в камерах предварительного заключения, в совокупности примерно 40000 человек обвиняются в причастности к перевороту.

Европа выступает категорически против таких мер. Европарламент на последнем заседании обозначил свою позицию в соответствующей резолюции, содержащей призыв к Турции остановить репрессии. Подобные действия названы основанием к запрету включения страны в состав ЕС. В ответ турецкий президент заявил о готовности снять препятствия проникновению беженцев в Европу со стороны Турции. Процесс ухудшения отношений подогревается участившимися политическими скандалами (обвинения Турцией европейских журналистов, отказ некоторых ключевых членов ЕС допустить агитацию турецких политиков в своих городах и т. п.).

Острота заявлений с обеих сторон и отсутствие готовности к смягчению позиций позволяют констатировать, что в ближайшем будущем Турция точно не станет членом ЕС.

Входит ли Турция в список стран Европейского союза

Отношения между странами нередко влияют на возможность путешественников свободно перемещаться через границы. Идея включения Турции в Евросоюз рассматривается довольно давно, так как это государство развито и имеет соответствующее территориальное расположение. Однако вопрос не решен окончательно. «Турция в Евросоюзе или нет?». Именно это определяет прядок оформления визы и других документов.

Список стран-участниц Евросоюза в 2020

Круг государств, которые попали в ЕС, постоянно расширяется, несмотря на нереализованный пока выход Великобритании из союза. Нередко появляется информация о том, что те или иные члены Евросоюза не верят в его работу и рассматривают возможности отсоединения. Однако на 2020 год список стран-участниц составляют:

  1. Греция
  2. Италия
  3. Австрия
  4. Бельгия
  5. Болгария
  6. Венгрия
  7. Великобритания
  8. Германия
  9. Дания
  10. Ирландия
  11. Люксембург
  12. Португалия
  13. Кипр
  14. Латвия
  15. Испания
  16. Польша
  17. Румыния
  18. Словакия
  19. Франция
  20. Финляндия
  21. Швеция
  22. Словения
  23. Эстония
  24. Чехия
  25. Хорватия
  26. Нидерланды
  27. Литва
  28. Мальта

Однако есть государства, которые подали заявки на вхождение в ЕС, но не получили согласия. Их статус после принятия обращения рассматривается как позиция претендента на вступление в скором будущем.

Входит ли Турция в ЕС

Сегодня нередко возникает вопрос о том, является ли Турция страной Евросоюза. Она не включена в число членов ЕС, но подала заявку на это. Однако рассмотрение таких ходатайств обычно растягивается на неопределенный временной промежуток с возможностью выдвижения требований к стране-заявителю. Именно поэтому на вопрос: «Входит ли Турция в Евросоюз?» дают отрицательный ответ, но шанс на изменение ситуации у государства есть.

Действие шенгенской визы

При переезде в Турцию или при ее посещении на определенный срок приходится оформлять соответствующее разрешение. Однако такая необходимость продиктована особенностями отношений между странами.

Если между Россией и Турцией есть договоренности о режиме посещения, то для пребывания в государстве до 90 суток никаких дополнительных документов получать не надо.

Нужна ли виза в Турцию на поездку свыше этого срока? Однозначно, да. Однако это не шенгенская виза, а совершенно другой вид разрешения. Наличие шенгена не повлияет на возможность нахождения в государстве.

Соблюдение визового режима между странами Европейского союза и Турцией

Статус кандидата в ЕС предполагает тесное сотрудничество и некоторую помощь со стороны принимающих в осуществлении всех доработок и реформ. Однако с Турцией на практике ситуация многозначна, так как вряд ли заметным для нее стало попадание в список претендентов на членство. Еврозона кажется очень близкой, но пока недосягаемой.

На сегодняшний день между государствами ЕС и Турциеей дйствует визовый режим. Многие члены Евросоюза опасаются большого наплыва мигрантов, что пока препятствует установлению свободного пересечения границ.

Отношение европейской стороны к принятию Турции в ЕС

Процесс вхождения в Евросоюз обычно длительный и многоэтапный. Кроме того, к кандидату на членство выдвигаются различного рода требования, которые не всегда выполнимы сразу же. В рамках реализации процедуры существует специальная Еврокомиссия, которая следит за их исполнением.

Турция в ЕС не попадает до сих пор по разным причинам. Кроме того, отношение внутри союза к ее включению в состав членов неоднозначное. Основными мнениями, препятствующими окончательному вливанию, являются:

  • отдаленность турецкой культуры, уклада жизни, традиций от европейских;
  • отсутствие исполнения всех требований по соблюдению правовых норм, провозглашенных в странах ЕС;
  • территориальная проблема с Кипром;
  • озабоченность возникновением огромного потока мигрантов из Турции в страны ЕС с более высоким уровнем жизни;
  • приверженность большинства жителей исламу;
  • замедление процессов экономической модернизации, роста в государстве;
  • не до конца усовершенствованная политическая система.

Со стороны стран ЕС есть много противоречивых мнений о необходимости принятия в состав союза Турции (как отрицательных, так и положительных). Однако процесс присоединения нельзя назвать стандартным. Существует множество исторических моментов, которые создают негативный образ страны и заставляют сомневаться в необходимости ее принятия в союз.

Заключение

Турция все же в Евросоюзе или нет? Этот вопрос часто возникает у людей, далеких от ситуации на мировой политической арене. Итак, почему Турцию не принимают в Евросоюз? По ряду причин, среди которых некоторое несоответствие требованиям к странам-участницам, а также неоднозначное отношение к этому государству ряда западноевропейских держав. Кроме того, процедура входа достаточно сложна и многоэтапна. У Турции есть шансы на попадание в ЕС, но необходимо устранить различные внутренние проблемы в стране.

Читать еще:  Город Лима где находится?

Турция и ЕС: «Мы странно встретились и странно разойдемся»

В последних числах мая Еврокомиссия опубликовала доклад о состоянии выполнения Турцией условий вступления в Европейский союз, на основании которого можно быть уверенным, что процесс подготовки обеими сторонами имеет шанс стать бесконечным. За три десятилетия, минувших с момента подачи заявки на членство в ЕС, и по прошествии почти 15 лет с момента начала переговоров Турция никогда не была так далека от Брюсселя, как сегодня. Если процесс присоединения османского государства к Европейскому Сообществу в первые годы попыток сближения казался сложным, то теперь он большинством экспертов считается просто мертвым.

«Турция не может стать членом ЕС», — заявил в марте нынешнего года руководитель Европейской народной партии и претендент на пост председателя Европейской комиссии немец Манфред Вебер.

Европарламент предложил в этом же году приостановить переговоры с Анкарой. В Евросоюзе заявили, что «Анкара не выполняет условия соглашения на этот счет». Канцлер Германии Ангела Меркель в 2017 году, а также французский президент Эмманюэль Макрон и австрийский лидер Себастьян Курц в 2018-м призвали к прекращению процесса, который долгое время находился в «режиме зомби».

Авторитарный дрейф президента Реджепа Тайипа Эрдогана практически закрыл активно шедшие в начале века дебаты между теми, кто рассматривал принятие Турции как стратегически важное объединение для блока, и теми, кто боялся, что членство в ЕС многонаселенной мусульманской страны, расположенной на границах с самым горячим регионом планеты, нарушит сложившийся в Евросоюзе баланс.

Фальшивый заяц для Турции-гончей

Турция впервые объявила о желании присоединиться к европейскому клубу еще в 1963 году, когда она стала государством, ассоциированным с тогдашним Европейским экономическим сообществом (ЕЭС). В 1987 году, через год после вступления Испании в ЕЭС, Анкара решила, что ей тоже пора, и официально потребовала для себя полного членства, а в 2005 году Брюссель выразил согласие сеть за стол переговоров с Турцией. Предложив последней «Копенгагенский пакет» — стандартный набор из 35 условий, которым должно соответствовать каждое государство, вступающее в Евросоюз. Анкара согласилась.

«Турки идут», — под таким заголовком тогда журнал The Economist опубликовал статью, в которой проанализировал плюсы и минусы возможного вступления Турции в Евросоюз. Казалось, что ситуация развивается в позитивном направлении и слияние скоро состоится.

«Мы не знали, будет ли достигнуто членство, но считали, что скорее да, чем нет. И потому процесс работал лучше, чем сейчас. Сейчас ничего не работает. Тогда обе стороны проявляли стремление к объединению. Сейчас такой воли нет ни у одной из них», — считает эксперт из Королевского института Elcano Илке Тойгур.

Но вскоре начались проблемы, а в 2009 году Республика Кипр заблокировала обсуждение 6 Копенгагенских критериев (среди них — вопросы энергетики, образования, культуры, судебной системы и основных прав человека). Кипр, к тому времени уже являясь полноправным членом, утверждал, что Турция должна сначала нормализовать отношения с этим островным государством, а потому уже говорить о членстве в Евросоюзе. С того момента процесс реформирования начал замедляться, а в Брюсселе стали менять некоторые ключевые требования, которые Турция должна была выполнить для того, чтобы быть принятой в Евросоюз.

«Вступление — это как фальшивый заяц в качестве приманки на собачьих бегах. Гончие несутся за ним, а те, кто устраивает забеги, всегда начеку: если собака нагонит зайца, то стимула бежать дальше у нее уже не будет…», — сказал Тойгур в интервью изданию El Confidencial.

«Мы разошлись, как в море корабли»

В 2013 году наиболее авторитарный аспект Эрдогана начал проявляться в таких кризисах, как правительственные репрессии против экологических протестов. Летом 2016 года была предпринята неоднозначная попытка государственного переворота против президента, после чего последовало введение чрезвычайного положения, которое, как отмечает европейская пресса, «позволило провести чистку как в среде госчиновников, так и среди военных, судей и журналистов».

В 2017 году Эрдоган подтвердил свое окончательное отклонение от европейских стандартов, проведя конституционную реформу для получения президентом страны более широких исполнительных и законодательных полномочий. Заявку на превращение Турции из фактически парламентской в президентскую республику страна утвердила на референдуме. В ЕС отметили событие язвительным комментарием «с минимальным превосходством», но это уже картины не меняло. Ни для Турции, где рука президента стала жестче, ни для Евросоюза, где комитет по иностранным делам Европарламента выразил свое неудовольствие произошедшими изменениями.

Читать еще:  Город Медина где находится?

В последние недели Анкара пошла еще дальше, не признав результаты муниципальных выборов в Стамбуле, где победила оппозиция. Растущая близость Эрдогана с президентом России Владимиром Путиным все больше и больше настораживает НАТО (возможная сделка по С400 — в особенности), и Анкара в это же самое время не перестает выражать растущее неудовольствие позицией и действиями ЕС в отношении Турции. Естественно, в Брюсселе такая позиция кандидата на вступление в Европейское сообщество позитивных эмоций не вызывает.

«Эрдоган уже докатился до непризнания победы оппозиции на выборах. Демократия в Турции кончилась, у власти альтернативы не будет», — считает профессор кафедры арабского мира Автономного университета Мадрида Кармен Родригес, комментируя предстоящую «переигровку» муниципальных выборов в Стамбуле, где победила не пропрезидентская партия.

«Турция постепенно отдаляется от Запада все больше и больше, — полагает Барчин Инанч, глава отдела „Мнения“ одной из ведущих турецких газет Hurriyet. — Но ЕС при этом лишь констатирует факт, не предпринимая попыток как-то сократить дистанцию».

«Европейское сообщество не настроено помочь Турции ограничить авторитаризм Эрдогана. Максимум того, что делают в Брюсселе, — повторяют обещания Анкаре, что она будет принята в Евросоюз», — говорит упоминавшийся выше Тойгур, подчеркивающий, что в нынешней ситуации для ЕС оптимально не разрывать отношения, но и не сближаться.

Европа — основной торговый партнер Турции. Кроме того, через Анатолийский полуостров пролегает один из наиболее популярных маршрутов «из арабов в европейцы». То есть экономические и политические интересы сторон сплетены в тугой узел, который хоть развяжи, хоть разруби — последствия будут одинаково негативными и для тех, и для других.

Совершенно понятно, что Реджеп Тайип Эрдоган смирять свою гордыню ради того, чтобы войти в ЕС, то есть фактически согласиться на подчинение Анкары Брюсселю, не согласится. Как ни парадоксально, а именно такая его позиция — ни союза с Евросоюзом, ни противостояния с ним — Турции наиболее выгодна.

Турции — члену ЕС пришлось бы поступиться экономическими интересами «Турецкого потока». Турция — не член ЕС может диктовать блоку свои условия, на которых она будет поставлять голубое топливо. Да и в других аспектах — как политической, так и экономической жизни — Анкара сильно бы проиграла: интернациональные интересы в ЕС превыше национальных, а это османскому государству очень не нравится. К тому же турки — не сторонники некоторых так называемых евроценностей вроде однополых браков и гей-парадов. А уж возвращение смертной казни в число уголовных наказаний, случившееся сразу после неудавшегося госпереворота 2016 года и вовсе служит надежной гарантией непринятия Турции в Евросоюз.

Вхождение Турции в ЕС сильно облегчит армии ближневосточных беженцев попадание в Европу. После миграционного кризиса 2015 года в Брюсселе хоть и не отказались официально от политики открытых дверей для «свежей крови с Востока, которая поспособствует преодолению демографической проблемы», все же не горят желанием позволить новому нашествию захлестнуть Европу и утопить ее окончательно. Сохранение Турции дружественным Евросоюзу государством, но не входящим в ЕС, — оптимальное решение задачи сдерживания мигрантского потока, оставляющее при этом возможность черпать в нужном (и регулируемом) количестве с Анатолийского полуострова дешевые рабочие руки.

Предполагаемая сделка по приобретению Турцией у России комплексов ПВО С400 явится фактором, стабилизирующим положение «дружба на расстоянии», сложившееся между Брюсселем и Анкарой. Большинство евросоюзных стран являются, как известно, и членами НАТО. Выбирать для своей защиты оружие вероятного противника — неприкрытый вызов и дурной пример для остальных членов европейского альянса. Лучше уж пусть Турция ссорится с могущественными Соединенными Штатами в статусе «свободного агента», чем в качестве члена ЕС, что повлечет ухудшение и без того напряженных в последнее время отношений ЕС — США.

«Мы делаем вид, что друг другу нужны»

Экономика подсказывает Эрдогану, что между ЕС и РФ выбирать лучше последнюю. Политика убеждает его в том же: однажды он уже попробовал совершить недружественный акт в отношении России. Искать примирения с Москвой после сбитого турками Су-24 пришлось долго и унизительно. Вряд ли Анкаре интересно попытаться прокрутить что-то подобное еще раз. Но имитация кипучей деятельности в отношениях Брюссель — Анкара не прекратится. Евросоюз продолжит делать вид, что очень хотел бы принять Турцию, но «надо бы еще выполнить несколько условий», Турция будет обещать, что «конечно-конечно, как только, так сразу». И все останутся при своих.

29 мая 2019 года Еврокомиссия выпустила очередной ежегодный доклад-оценку состояния выполнения Турцией условий вступления в ЕС. В докладе по традиции отмечается много несоответствий Анкары требованиям Брюсселя и в первую очередь то, что «57 тысяч человек, задержанных без предъявления обвинения, находится в пенитенциарных учреждениях в ожидании судебного процесса, это 20% всех заключенных в стране». Одного этого пункта достаточно, чтобы отказать туркам во вступлении в ЕС. Ответа с Анатолийского полуострова на доклад пока не последовало. Но за турками точно не заржавеет.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector